1735 - Альцина (Alcina)

    Опера Георга Фридриха Генделя Альцина (Альчина)

    Альцина Фридриха ГенделяСреди поздних опер Генделя, написанных для Королевской академии музыки и для театра Ковент-Гарден, выделяется своеобразная триада на сюжеты из поэмы Лудовико Ариосто «Неистовый Роланд» («Orlando furioso»): «Орландо», «Альцина» и «Ариодант». Все эти оперы очень разные по характеру, но их объединяет связь с великой рыцарской поэмой XVI века, а также явное желание Генделя попробовать ещё раз вернуться в увлекательный мир барочной феерии, запёчатлённый в «Ринальдо» и «Амадисе Гальском».
    Последняя в ряду ариостовских опер Генделя «Альцина» завоевала наибольшее признание и в настоящее время является одним из самых популярных его произведений. «Альцина» увидела свет рампы 16 апреля 1735 года и выдержала 18 представлений. Для поздних опер Генделя это едва ли не рекордное количество и знак несомненного успеха. Гендель воспользовался либретто под названием «Остров Альцины», изданным без указания авторства. Оно уже было положено на музыку братом Фаринелли — Риккардо Броски. Опера Броски ставилась в 1728 году в Риме, и Гендель во время своей поездки в Италию мог приобрести печатный экземпляр либретто.
     
    Краткое содержание.
    Рыцарь Руджер попадает на заколдованный остров, которым правят две сестры-волшебницы, Альцина и Моргана. Они завлекают к себе путников, а натешившись их любовью или столкнувшись с непокорностью, превращают пленников в камни, деревья или животных. Этой участи избегают трое: Руджер, которого всерьёз полюбила Альцина, полководец Оронт, снискавший благосклонность Морганы, и мальчик Оберто, ставший пажом обеих сестёр. Оберто попал на остров вместе с отцом, который бесследно исчез; мальчик не знает, что Альцина превратила его во льва.
    В поисках Руджера на остров прибывает его невеста, девушка-рыцарь Брадаманта, одетая в мужские доспехи. Она выдаёт себя за собственного брата и называется именем Ричард. Её сопровождает наставник, мудрый маг Мелисс (в поэме Ариосто имелась добрая волшебница Мелисса, но в опере этот персонаж сменил пол). Красота мнимого Ричарда пленяет обеих сестёр, особенно ветреную Моргану, что создаёт ряд двусмысленных ситуаций.
    Однако цель Брадаманты — найти Руджера и объясниться с ним. К своему ужасу, девушка убеждается, что Руджер не узнаёт её и ничего не помнит о собственном прошлом. Мелисс объясняет Брадаманте, что виною всему — чары Альцины. Маг развеивает наваждение; опомнившийся Руджер просит прощения у Брадаманты. Тем не менее одержать окончательную победу над Альциной непросто. Хотя волшебница уже поняла, что Руджер больше не любит её, она жаждет любой ценой удержать его.
    Альцина призывает на помощь силы тьмы, но в отчаянии понимает, что они больше ей не подвластны. Остаётся военное противостояние. Руджер и Брадаманта с помощью волшебных средств, полученных от Мелисса, одолевают в сражении Оронта. Мольбы Альцины о пощаде напрасны; её царство должно быть уничтожено. В финале оперы Альцина и Моргана бесследно исчезают вместе со всеми сотворенными ими иллюзиями. Рыцари, превращенные ранее в скалы, деревья и зверей, обретают человеческий облик; мальчик Оберто обнимает своего отца, а Руджер и Брадаманта празднуют победу.
     
    Alcina HandelОпера «Альцина», сюжет которой отчасти сходен с коллизиями второго акта «Ринальдо», представляет собой чрезвычайно сложный эстетический феномен. Эту историю можно ставить как угодно: и как детскую сказку про победу отважных героев над злой волшебницей, и как роскошную барочную феерию со сценами превращений и колдовства, и как философскую притчу о превратностях любви и заблуждениях разума (и тогда «Альцина» станет логическим продолжением «Орландо»), и как психологическую драму с эротической подоплёкой, в которой сильная и властная, но немолодая женщина тщетно пытается навсегда завладеть сердцем юного возлюбленного.
    Образ Альцины не случайно вынесен в заглавие оперы. Хотя главные партии, как и в предыдущих частях ариостовской триады Генделя, исполняли Кузанино и Страда, «Альцина» — опера для примадонны. Причём здесь требуется не просто хорошая певица, а глубокая, сильная, внутренне богатая личность.
    Альцина очень противоречивый образ, согласно сюжету, она — злодейка, играющая судьбами и жизнями людей ради собственных прихотей. В поэме Ариосто она практически бессмертна, и хотя выглядит юной и прекрасной, стара как мир и давно пресытилась всеми земными радостями. Тем не менее чуткий слушатель не может удержаться от сочувствия к этой коварной, опасной, но искренне любящей и страдающей женщине.
    Первая же её ария, «Да, я та же, что и прежде» («Si, son quella»), звучит как вкрадчивая мольба, ибо Альцина начинает подозревать, что Руджер относится к ней уже не так, как до прибытия на остров мнимого Ричарда. Она заверяет его в неизменности своих чувств, но обострённая интуиция внушает ей обратное: случилось нечто непоправимое. Узнав о прозрении Руджера, который понял, что его любовь к Альцине была наваждением, волшебница приходит в неподдельное отчаяние. Её ария «Сердце моё!» («Ah! Mio сог») из второго акта — одна из вершин оперного творчества Генделя. Финал оперы оставляет двойственное эмоциональное впечатление. Царство Альцины разрушено, её пленники обрели свободу, и всё-таки она вызывает сострадание.
    В последнем терцете, когда Руджер и Брадаманта вместе нападают на Альцину, а она лишь умоляет о пощаде, напоминая рыцарю о своей любви к нему, сочувствие слушателя невольно оказывается на стороне отверженной и униженной волшебницы.
    Сказочный мир генделевской «Альцины» таит в себе не только правду о противоречивости человеческих страстей, но и философскую притчу о споре мечты и реальности, о гибельности или благотворности иллюзий, о многоликости любви, которая способна и спасти, и погубить человека.
     
    Интересные факты:
    • Из-за условностей итальянской оперы того времени и состава своей труппы певцов Гендель был вынужден обходиться без хоров в своих произведениях, предназначая главные роли для примадонны и контральто. Но в Альцине ему представилась возможность включить хоры, чем он воспользовался с настоящей уверенностью истинного творца. Один из красивейших хоров Альчины был создан на основе первого allegro из четвертого органного концерта Генделя.
    • Гендель очень выразительно пользуется инструментальным колоритом в опере. Он первым выделил индивидуальную выразительность виолончели. В Альцине можно услышать как композитор придает звучанию виолончели характер, выражающий любовные желания и элегическое утешение.
    • В роли Оберто на сцену в 1735 году вышел не взрослый певец, а подросток-сопранист, Уильям Сэвидж, один из английских вундеркиндов, примеченных и выпестованных Генделем. Видимо, юный Сэвидж был очень одарённым певцом, коль скоро Гендель поручил этому в общем-то совершенно побочному персонажу три арии — по одной в каждом акте. Интересно, что в поэме Ариосто рыцарь Астольф, отец Оберто, был превращён не во льва, а в миртовое дерево. Понятно, что на сцене более эффектно смотрелся лев, который мог двигаться, но весь этот эпизод с едва не свершившимся отцеубийством делал жестокость Альцины особенно наглядной.
    • Скандал возник в связи с танцами, исполняемыми знаменитой в то время танцовщицей Мари Салле в конце второго акта. Ради участия в спектакле выдающейся балерины Гендель перенёс в «Альцину» сюиту из «Ариоданта» — «Балет приятных и зловещих снов». Салле поставила на ту же самую музыку другие танцы и вышла на сцену в новом костюме. Возмущение лондонской публики вызвал именно сценический образ Салле — по общему мнению, непристойный.

    Добавить комментарий


    Защитный код
    Обновить

    © Оперный гид